Девять лет ребенок жил на свалке

В Ужгороде найден ребенок, который всю свою девятилетнюю жизнь жил на мусорной свалке с мамой. Мальчика заметили милиционеры и забрали в приют. Правда, временный.

Заговорив с ребенком, стражи правопорядка пришли в ужас. Малыш напоминал им «маугли» не умея ни писать, ни читать в свои девять с лишним лет. Его отправили в интернат, а матери грозит уголовная ответственность за то, что не занималась воспитанием своего ребенка.

Имя у ужгородского маугли красивое – Андриан. Целыми днями они с мамой рыскали по свалкам в поисках еды и одежды. Ведь купить это все мать просто не может. Женщина не имеет работы. Жилья нет. Мальчик никогда не жил в своем доме. Вся его жизнь прошла на мусорниках. Среди отходов на ребенка и наткнулись милиционеры.

С улицы Андриана забрали, в приюте накормили, отмыли. Выяснили, что в школу он пытался ходить, правда, в ромскую. В то время они с мамой жили в одном из цыганских таборов. За ромов украинка делала черную работу, зарабатывая на еду копейки. Однако в школе мальчика стали обижать, и он не смог дальше учиться.

Сама мать не соглашается с тем, что это она запустила ребенка. Уверяет, что пыталась несколько лет подряд оббивать чиновничьи пороги, чтобы те помогали с жильем. Но все напрасно. На заводе проработала около пятнадцати лет – сократили. Муж бросил, ушел, оставив на руках маленького ребенка. Поэтому она делала все, что было в ее силах – искала, где переночевать, как-то заботилась о пище.

Социальные работники разводят руками. Мол, что они могли сделать, на учет семью не поставишь – жилья у них нет, как и регистрации. Вот и не знают, где живет мальчик, почему уклоняется от учебы в школе.

Как бы сложилась судьба ребенка, если бы его не заметили милиционеры, неизвестно. Теперь из приюта Андриана направили в интернат в Береговое. Мальчик рад, что у него есть крыша над головой, еда и теплая кровать, одноклассники его не бьют, что ему тоже нравится. Вот только по маме скучает. Она, в свою очередь, пообещала работу найти, и сына забрать, но как сложится судьба этой семьи, неизвестно.